Суббота, Август 8, 2020
Слышу Чувствую

Как уличный блюзмен и звезда Youtube Джек Бродбент дошел до жизни такой, и почему он играет фляжкой

Этим летом уличный музыкант Джек Бродбент (кстати, клёвая фамилия, ее можно перевести как «Широкий изгиб») отлично отыграл на мостовых Амстердама. Ролики с его выступлениями в квартале Красных Фонарей набирают сотни тысяч просмотров на Youtube. При этом Джек исполняет не какую-то особо модную музыку, а классический блюз на слайд-гитаре. Но делает это блистательно.

Джек Бродбент англичанин из маленького городка Линкольн, что на востоке Англии. Еще недавно он выступал только на улицах европейских городов, а сейчас, говорят, играет свой феноменальный блюз на топовых концертных площадках Лондона.

ЯТЫОН впечатлился и стал искать какую-либо информацию об этом парне. Удалось найти интервью в журнале «Sonicshocks» за авторством Марка Флетчера, которое мы и решили перевести на русский язык.

Марк: Джек, давай построим сцену неким с информационным «задником» о тебе. Откуда ты, чем ты занимаешься?

Джек: Я из Линкольншира, мой отец тоже музыкант и присоединится ко мне на сцене сегодня вечером. Он бас гитарист, и все у меня из-за этого и началось. Я был воспитан на музыке, на «живой» музыке, посещении концертов — большом количестве блюзовых концертов.

Я начал писать песни, когда мне было около 13 лет. Моя игра менялась вместе песнями, которые я хотел сочинять, и я стал играть больше джаза, все больше и больше блюза, в которых почувствовал себя по-настоящему комфортно.

Я был воспитан на фильме «Blues Brothers», музыке Джона Ли Хукера, Питера Грина и кучи британских блюзовых групп.

Марк: Где усвоил свою манеру звукоизвлечения? Это на тебя отец повлиял или то, что ты слушал?

Джек: Я думаю это была моя манера сочинения, которую я использовал как форму экспрессии, чтобы получить некий выхлоп для эмоций. Я делал это, словно рисовал и раскрашивал, но я играл на разных инструментах с самого раннего возраста. Я играл на барабанах, пианино, понемногу на всём подряд, и закончил слайд-гитарой, чему очень рад.

Jack Broadbent

Марк: Чему принадлежит твое сердце — уличному музицированию или концертным площадкам?

Джек: Живым выступлениям, вне зависимости от места.

Марк: О блюзмене Джеке Бродбенте в мире мало известно, но вот что я интересного прочитал. В одной статье тебя назвали «уличным музыкантом мирового класса». Видео на Youtube, которые я смотрел, очень хорошие. Но что ты сам думаешь об этой оценке?

Джек: Эмм… Я думаю, что это очень здорово, что есть признание, возникающее из того, что, по сути дела, является моим хлебом с маслом. Уличное музицирование — оно такое личностное и привлекающее. Оно помогает мне заинтересовать моей музыкой множество людей, потому что ты поражаешь их прямо на улице, в середине их дня, когда они ходят вокруг по своим делам.

Это совсем не то, как когда ты выдаешь им в помещении или на сцене, и они писают кипятком. Ты «достаешь» их во время повседневной жизни, и я рад, что моя известность была спровоцирована именно так.

Уличное музицирование — это возврат к корням. В нем нет сценического дыма, зеркал и прочего дерьма. Если люди подходят и выключают твой усилитель, то он выключен. Они видят то, что ты делаешь, прямо перед собой. Это не как процесс записи, когда ты пять недель сидишь в студии, микшируя альбом — вот почему все мои записи «живые». Я только что сделал свой альбом, и он «сырой», «живой» и реальный, он вышел вчера. Он называется «Тропой слез» («Along The Trail Of Tears»).

Марк: Расскажи мне больше.

Джек: Восемь из одиннадцати песен я записал на диктофон. На «Zoom H4n», который имеет 4 дорожки. Я записывал некоторые треки в моем домашнем саду в Линкольншире, так что вы сможете услышать птичек на заднем фоне и даже звук самолета в одном треке. Я сделал минимальный мастеринг альбома. Я все оставил почти таким же, как записал, кроме может быть того, что подтянул уровни громкости на каждом тракте.

Один трек я записал на заднем сиденье своего «Вольво» во Франции, во дворе крепости Мон-Сен-Мишель, которая классная — потому что я все время в пути. Альбом построен на треках, которые я «напутешествовал», это такой дневник моего последнего года.

Марк: Есть причина, по которой ты предпочел такой подход записи в блеске шикарной студии?

Джек: Да. Я как-то делал записи с продюсерами и всеми этими штуками, и дело в том, что мне не понравилось то, что звучало из колонок. Это не мой звук, это их интерпретация моего звука. Мой звук — это акустическая гитара и голос, а не акустическая гитара с компрессией и другими эффектами. Это не то, что я делаю.

Jack Broadbent

Марк: Что в тебе вызывает страсть к жанру блюза? Я где-то читал, что однажды ты добыл гитару, похожую на ту, на которой играл Роберт Джонсон…

Джек: Ну, я полагаю, что корни всего в том, что мой отец ездил когда-то в тур по Америке с рок-н-ролльной командой, во множество туров по Европе со своей группой, в поддержку Рори Галахера и других; а когда остепенился, чтобы завести семью, он, конечно, снова начал играть в блюзовых группах. Так что даже во время моего существования в утробе я «ходил» на концерты, на которых игралось много мотауна, соула и блюза. Я просто ходил на концерты, где играл мой отец и слушал басовую линию, которая меня давила. Когда мне было шесть лет, мы с сестрой могли цитировать весь фильм «Братья Блюз», потому что смотрели его почти каждый день.

Я видел, каким заразительным может быть блюз, когда люди воспринимают его вживую. Это как простая формула, но если ты используешь эту формулу, то всё превращается во что-то магическое. Каждый может сыграть рифф, каждый может сыграть три аккорда, но только некоторые люди типа Питера Грина и ему подобных — не «технари» — но могут каждую ноту сделать зачётной.

Марк: Чему ты научился в первую очередь?

Джек: Я начинал с барабанов, затем играл на пианино, а после них взялся за гитару. Интересно, что я играю на слайд-гитаре, лежащей на коленях, и окончательно просек эту фишку в том числе потому, что мой отец бас гитарист. Я всегда играю басовые линии слайдом по верхним струнам, чтобы получилось именно то, что я делаю.

Марк: А почему играешь фляжкой?

Джек: Потому что я как-то играл в пабе, в Лондоне, и мой приятель спустился в подвал и вернулся с тремя такими фляжками. Раньше я использовал зажигалку, потому что бутылочным горлышком не мог себе позволить играть. И я обнаружил, что диаметр фляжек, которые притащил мой приятель, такой же, как у моей зажигалки, и начал их использовать. Но вот эту (достает из кармана другую фляжку, которая выглядит чуть более потрепанной) я получил от моей сестры. Я играл на ее свадьбе, и использовал эту фляжку уже к тому времени три года, но тогда уронил ее на землю, и больше она не использовалась в качестве фляжки, потому что я разбил колпачок. Поэтому она у меня всегда привязана.

Марк: Альбом вышел, его можно купить, скачать и так далее?

Джек: Да, я сейчас печатаю физический тираж CD, но он есть везде: на BandCamp, в iTunes, на Amazon, Spotify и прочих таких штуках. И релиз на всех я делал самостоятельно.

Марк: В каких местах ты играешь?

Джек: Их становится все больше. Все они возникают из уличных выступлений — либо люди видят меня на улице и просят выступить на концертах, либо смотрят видео и пишут мне с той же просьбой на почту. Но у меня есть четыре концерта в Лондоне в ближайшие месяцы, и я играю на большой площадке в Германии, которая называется Rock Fabric вместе с серьезными блюзовыми парнями. И еще я играю на летнем фестивале в Голландии, который называется Zwartcross motor cross festival, он грандиозен. Не могу его дождаться.

Марк: Какие места для уличных выступлений твои любимые?

Джек: Любые. Я играл в мегаполисах, больших городах, маленьких городах, в Австралии. Не важно, где ты играешь — реакция такая же. Удовольствие то же, толпа та же. И это здорово. Это как действие и ответная реакция на него. Если ты выходишь на улицу, ты улыбаешься, ты милый, что ты собираешься получить в ответ? Ты не можешь проиграть, не правда ли?

Марк: Я уверен, что тем, кто это будет читать, интересно, сколько ты зарабатываешь на уличном выступлении?

Джек: Я вам не скажу точно. Но представьте, что вы можете играть шесть часов в одном месте и заработать Х денег. А потом пойти в другое место и заработать то же самое за два часа. Это зависит от дня, от настроения толпы, от моего настроения — нет фиксированной формулы. Очевидно, что если ты играешь на Портабелло Роуд в субботу, где тысячи людей, то твои шансы гораздо выше. Это то, что ты даешь и получаешь, когда выступаешь на улицах.

Марк: Что слушаешь в данный момент?

Джек: Ну, я слушаю Steely Dan. Я их все время слушаю, с юных лет. Но я по-настоящему люблю Питера Грина, Джона Мартина, Rage Against The Machine, Джими Хендрикса и других больших «вибрирующих» людей.

Марк: Ты мог бы когда-нибудь сыграть в группе?

Джек: Это было бы f****** (чертовски) хорошо!

Источник фото: http://jackbroadbent.co.uk

Еще интересное