Так дорожает сахар или нет? Как возникают ценовые страхи

«В России резко дорожает сахар» прокричали новостные заголовки, и граждане уже готовы им закупаться и поглядывают с беспокойством на гречку, спички и соль. Первым вброс по теме сделало Министерство сельского хозяйства, которое зачем-то публично заявило, что в сентябре начался быстрый рост оптовой цены на сахар. Мол, по сравнению с сентябрем 2017 года она поднялась на 50%.

Следим, что произошло дальше. СМИ подхватили тему, не вникая в подробности. Люди начали пересказывать новостные заметки друг другу, пошла волна слухов.

И вот уже Федеральная антимонопольная службы обеспокоенно выскочила на сцену и заявила, что в течение 10 дней рассмотрит проблему. При этом глава ФАС Игорь Артемьев неуверенно намекнул, что сахар — это биржевой товар, котировки на него могут значительно варьироваться, и, мол, это обычное дело.

Однако тут явилась новостная служба ТАСС и добавила дровишек: оказывается в 2018 году сахарная свекла в РФ не уродилась из-за засушливого лета. Поэтому рост оптовой цены на сахар в конце 2018 года — это вещь ожидаемая.

Однако та же ТАСС опросила экспертов сельхозрынка, и они наговорили вещи противоречивые. Одни про неурожай. А другие, например, о том, что в 2017 году в России было зафиксировано перепроизводство сахара. И оптовая (а также розничная цена) на него естественным образом падала.

Кое-кто из экспертов сообщает, что серьхозпроизводители на самом деле намеренно снизили в 2018 году посевные площади сахарной свеклы на целых 5,7%, так как перепроизводство им невыгодно. Якобы ситуация с оптовой ценой на сахар в этом году просто вернулась в нормальное русло. Постойте, а как же тогда «неурожай»?

Эксперты, которых опросило РБК утверждают, что виноваты сразу и снижение посевных площадей и неурожай. Ну, совпадение такое произошло. И у ТАСС, и у РБК в сообщениях мелькает нервирующее слово «дефицит». Правда в таком контексте, что мол «дефицита не будет»: есть на складах излишки прошлого года. Ну и, типа, продавцы экспорт сократят и оставят сахар для внутреннего потребления.

При этом тот же РБК пишет, что, оказывается, на оптовых рынках в сентябре вообще была «паника». Поскольку в главном «сахарном» регионе страны (Краснодарском крае) урожайность 2018 года характеризовалась как «очень низкая».

При этом представители торговых сетей отрапортовали изданию, что с розничной ценой на сахар у них все нормально — скачков никто не допускает…

«Волна» похожа на приключения гречки прошлых лет и появление «путинского килограмма»

Все эти вбросы, опровержения и рассуждения в информационном пространстве очень напоминают сравнительно недавние события с манипуляциями ценой гречки. Тогда тоже были написаны тонны статей, раскачивающих панику и наоборот успокаивающих.

Результатом раскручивания слухов стали искусственный рост розничных цен на крупу, ажиотаж покупателей, появление «путинского килограмм» — упаковки продукта, которая выглядит как килограммовая, но содержит от 800 до 950 граммов товара.

На неуверенном и неоднозначном информационном фоне игра с ценой на конкретный «дефицитный» продукт становится кратковременно выгодной. Кому? Биржевым и оптовым спекулянтам, торговым сетям, оптовикам и отчасти сельхозпроизводителям, которые еще не до конца сбыли свой урожай.

Если волна слухов о повышении цены среди населения становится достаточно «высокой», то удержаться от разгона оптовых и розничных цен просто нет никакой возможности. Каждый игрок на рынке знает, что, если «на волне» он не поднимет цены, то их поднимет конкурент и снимет сливки первым.

Что же в данной ситуации делать обычному потребителю (в данном случае сахара). А не пересказывать слухи родственникам, соседям и друзьям. Не создавать «волну». Потому что узкий круг выгодоприобретателей от быстрой оптовой или биржевой торговли только и ждет таких волн. Ведь это хлеб и масло спекулятивного бизнеса.