Кому выгодно делить нас на «патриотов» и «либералов»

письмо из лички «Контакта»

Патриоту, Вова, сейчас трудно, я тебе скажу: Великая Держава не может платить пенсии, и повышает пенсионный возраст. Хопа. Как рельсом по лбу. И просочилась, слушай, сухая, как вобла, инфа о том, что «…начиная с 2000 года, российские компании, в том числе государственные, получили выручку от продажи нефти и других ресурсов за рубеж в размере от 4 до 5 триллионов долларов США». Еле выговорил, блин. То есть, написал. Но это еще не всё, Вова. А вот смотри: «около 2 триллионов из этой суммы поступило непосредственно в государственный бюджет».

Вот я патриот, и ты патриот — к бабке не ходить, но как оно складывается, а? Я тыкнул в вашем Интернете туда и сюда. Я прочитал, что у бюджета профицит. Это, Вова, когда доходы превышают расходы. Ты понимаешь, мне 45, я логику ищу, потому что мне не всё равно.

А вот еще, слушай. 4 года живем в кольце врагов, которые, в общем, хотят того, чтобы разрушилась наша экономика. Сам понимаешь — чтобы потом забрать наших женщин и драгоценные металлы.

Но вот во время Чемпионата, видал? Они ж приехали в наши города, ходили по улицам, участвовали в нашем оттяге… того, с огоньком. Демонстрировали прекрасное отношение ко всем гражданам, пили с ними… то есть с нами, пиво, орали кричалки, пели песни, делали эти… селфи, танцевали.

Мы с тобой, Вова повидали коварных британцев, немцев, японцев и других вблизи. И они, что характерно, так хитро прикинулись нормальными людьми, что можно только ужаснуться этой… изощренности и, я не знаю, двуличию. Или ты мне скажешь, что они, может, всё-таки… не враги? Да ну, Вован, не может быть.

Вот же вот в Сирии и Центрально-африканской этой республике, наши бравые солд… то есть наемники… То есть, это запрещено Уголовным кодексом… Ну, в общем, наши парни сражаются с гидрой мирового… Э-э… мирового, ёпэпэсэтэ, чего? Капитализма? Империализма? Американской военщины?..

Не, подожжи! Вот в Афганистане наши зря ведь тогда положили 15 000 молодых ребят только убитыми. Там какая военщина была? Ну какая-то была, с ходу не вспомнишь. Зато помнишь, как все радовались, когда войска домой пришли, как радовались!

А сейчас вот чего-то опять везде ОНИ. Ну, враги, то есть. И вот тут, в угольном бассейне, где нас не было. То есть, гробы приезжали и приезжают, но нас там не было. Вот Афганистан — это плохо было, кошмар. А вот Сирия, ЦАР и угольный регион — это, Вова, хорошо. Ну, то есть, как? Это каждый знает — Великая Держава Встает С Колен.

Ну, призывников же не посылают, да? Правда, слушай: «стоимость одного дня активной войны в Сирии обходилась бюджету в сумму от 2,4 до 4 миллионов долларов США»… И еще там на других участках… геополитических расходы.

Зато С Колен, так я говорю? Одно только… я про логику… вот с пенсиями как-то… И вот это еще: «Денег нет, но вы держитесь…» И еще новости: «за первые пять месяцев 2018 года общая задолженность жителей страны перед кредитными организациями увеличилась на 26%, до 13,5 триллионов рублей». «Состоялось летнее повышение платы за жилищно-коммунальные услуги». «За несколько месяцев 2018 года бензин подорожал более, чем на 10%».

Может ты мне объяснишь: а как же выручка — за нефть там, газ? Она же растет вроде. А чего внутри границ тогда бензин-то?.. Вот в Саудовской Аравии, где нефти — сам знаешь… Там-то бензин для своих сейчас 0,54 доллара за литр. А здесь — 0,71 доллара. Это как, Вова?

Хорошо, зато у нас очень крутые ракеты. Такие крутые, что если мы их запустим, то всему придет трындец. Правда и нам с тобой тоже придет…

В общем, трудно сейчас шевелить мозгом — реально трудно, я тебе скажу. Вот примерно так: с двумя детьми, тремя кредитами, и стоимостью образования для этих спиногрызов в вузе — от 20 тысяч за полгода до… страшно подумать до чего.

Ну, ОК, как щас говорят. Давай прикинем. Патриотизм — это у нас что? Слушай, словари пишут: «социальное чувство, содержанием которого является любовь к родине и готовность пожертвовать своими интересами ради неё».

Любовь к родине…ну, это как? Наверное, к ее просторам и природе. К пронзительному… как там?… мелодизму Чайковского, изобретательскому гению Королева, высокому таланту Толстого, феноменальному научному уму академика Павлова. К шедеврам Филиппа Киркорова…

Не, подожжи, Вова. Я как привык? Родина — она сказала «даешь!», пионер ответил «есть»! Пожертвовать своими интересами? Да хоть щас!.. То есть, я воевать не пойду никуда, мне белый билет полагается, ты же знаешь… Но в целом — хоть щас! Правда кредит на институт младшенькой под 18% годовых… и за квартиру, и врачу подарок надо. И на зубы… И в Турцию в этом году опять, наверное… Лучше на даче. Ей-богу лучше!

И логика — она же болит, сволочь, как зуб. Вот нефтяных денег там было у родины сколько, бишь? Пять триллионов зеленых? Блин, трудно родине пришлось, наверное. Ну там… распределять. Зарплаты депутатов по 400 тысяч рубликов, льготы, туда-сюда. У министров поболе миллиона в месяц зарплаты. Опять же спецбольницы, жилье за госсчет, автомобили. Пенсионному фонду тоже нужно же было в каждом городе офисный дворец зафигачить. Нам с тобой, Вова, сразу видно стало — С Колен. Встаем.

Телевизор сказал: вот эти, либералы… Низкопоклонники перед Западом. Иностранные эти… наймиты. Не! Шпионы… Не-не-не, агенты, вот. Они, сказал телевизор, они не любят родину, понял?

А я люблю родину. Мелодизм Достоевского, стихи Плисецкой, танцы Репина. Очень люблю танк «Армата», Одна штука знаешь, сколько стоит? 3,7 миллиона зеленых! Они нам на районе очень даже нужны — «Арматы».

В универсаме, видал? Цены стали указывать за 100 граммов. Колбасы там, сыра… Чтобы меня Кондратий не обнял в 45… Так вот взять, подъехать туда — помнишь, как у Михал Михалыча?.. На «Армате», значит — и спросить, хлебая с котелка: «Скока-скока?»

Понимаешь, мне словарь и телевизор сказали, что я патриот. Мои интересы, я ими потупил… поступился. Только почему это… у родины все время одни и те же, отлично знакомые нам с тобой, лица?

Леонида Ильича помнишь? Там они хоть как-то дохли по одному, потихоньку. «Лебединое озеро» играло. Услышишь и как залюбишь родину, аж щемит!

А тут смотришь на рыбалке на березки и думаешь: «Во-о-о-от. Валежник разрешили, собирать. Грибы. Ягоды тож. И вдруг как мелькнут перед глазами пять триллионов долларов! Вжих, блин!!

И очень знакомые лица родины потом: «денег нет, но вы держитесь»…

Я тут открыл, не подумай плохого, «Введение в либерализм». Я б им ввел, противным… Но словари — знаешь чего? Вот чего: «либерализм — это философское и общественно-политическое течение, провозглашающее незыблемость прав и индивидуальных свобод человека».

И еще: «Либерализм провозглашает права и свободу каждого человека высшей ценностью и устанавливает их правовой основой общественного и экономического порядка».

Человек, Вова — это ты, и это я. Так, не? Наши с тобой права — это правовая, получается, основа общественного и, слушай, экономического порядка. Э-ко-но-ми-чес-ко-го.

Значит, эти наймиты считают, что наши с тобой права… они, выше прав родины, что ли? Я не понимаю тут, Вова. Я за твердую руку, ты знаешь. Но это… чё-то она, рука-то — вроде как у меня в кармане…

И все время одни и те же лица. Я смотрю вечером — блин, там робототехника, тут робототехника. Мост построим — будем жить. А потом читаю тем же вечером: «государственный туристический сбор в поездках по стране — 100 рублей в день с человека». И, значит, «этот назначен», «этот повышен», а тот — ну, с рожей такой, в три кирпича — сенатор с сегодняшнего дня.

Смотрю другим вечером: «западные санкции пошли на пользу отечественному сельскому хозяйству». Ну, ОК. Но я же только что жрал салат из турецких помидоров — пластмассовых. Бабульки от магазина со своими ведрами уже разошлись — я поздно с работы … А, кроме них, ни у кого нет не турецких.

Ну, стал читать еще, я упрямый: «либерализм — стремление к свободе человеческого духа от стеснений, налагаемых традицией, государством и т. д., и к общественным реформам, имеющим целью свободу личности и общества»…

А-а-ай-ё! Это очень страшно, Вова. Ты никому не говорю, особенно моей Светке, но я… Даже написать не могу, кто…

Слушай, я верю, я все слушаю — ухи торчком. Но логика, мать ее… В общем, я надеюсь, что ты останешься моим другом, но я, кажется, либерал. Ты только сразу не ори, ладно? В субботу в гараже перетрем. Пивас с меня.